Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Российский посол заявил о военном характере дипломатических отношений с США

https://rossaprimavera.ru/news/50cddaaa
Госдепартамент США фактически ведет «войну» в дипломатических отношениях с Россией, заявил российский посол Анатолий Антонов 18 июля на встрече с журналистами.

Шойгу о героизме погибших офицеров: спасли гражданского ценой своих жизней

https://rossaprimavera.ru/news/f83b551e
Настоящий пример героизма продемонстрировали моряки-подводники, эвакуировав из горящего отсека подводной лодки гражданское лицо и продолжив борьбу за живучесть корабля, заявил министр обороны России Сергей Шойгу 3 июля по итогам совещания с комиссией по установлению причин пожара на глубоководном аппарате в Баренцевом море.

Сербские четники у Стрелкова. Плакать или радоваться?

Оригинал взят у uehlsh в Сербские четники у Стрелкова. Плакать или радоваться?
Тут недавно Стрелков объявил, что к нему приехало 12 четников из Сербии.
Решил разобраться, кто же это такие. Обратился к знакомому историку. Публикую то, что он мне "выдал".

Четники (серб. четници) - это неформальное название «Югославские войска на родине»     — югославская монархистская партизанская националистическая организация в годы Второй мировой войны, политически стоявшая на идеях великосербского национализма. Основана 13 мая 1941г, лидер — полковник(позднее произведён югославским эмигрантским правительством в генералы ) Драголюб Михайлович. Четники ориентировались на королевское правительство Югославии в изгнании. Этнически в основном состояли из сербов.

Идеология четников

Проект расширения Югославии по версии Стевана Молевича (1941 год)
По большей своей степени четники были монархистами и действовали под девизом «За короля и Отечество» (серб.За краља и отаџбину). Они выступали также за возвращение частной собственности и традиционные сербские национальные ценности, чем вызывали недовольство коммунистов, которые выступали за республику, общественную собственность и единство всех народов Югославии. Хотя движение четников не имело какой-то ясной политической ориентации, изначально оно курировалось Сербским культурным клубом Драгишы Васича и Стевана Молевича. Молевич создал план единой Сербии и Великой Югославии, куда планировалось включить не только территории современных ныне бывших югославских республик, но и часть Италии, Австрии и даже север Албании. В проект входило и включение Великой Словении, а также изгнание всего мусульманского населения из страны. Отклонение от этой политики произошло на Светосавском съезде в селе Ба в январе 1944 года, на котором умеренные силы одержали верх. Умеренные предложили превратить Югославию в федерацию Сербии, Хорватии и Словении во главе с династией Карагеоргиевичей. Съезд стал ответом и на решения Тегеранской конференции, и на Второй съезд Антифашистского вече Народного освобождения Югославии.
Многие из четников, как свидетельствуют художественные и документальные фильмы, получили привычку отращивать свои бороды: обычно их носят православные священники не только в Сербии, но и России. Те четники, кто отращивал бороды, заявляли, что сбреют бороды только после того, как король Пётр и его свита вернутся в освобождённую страну: борода была как бы символом неподчинения немецким оккупационным властям. Вместе с тем на большинстве фотографий времён той войны изображены немногие четники, которые носят бороды.
Ядро армии четников составляли сербы православного вероисповедания. Вместе с тем в рядах четников несли службу и представители других наций: хорваты Звонимир Вучкович, Джуро Вилович, Владимир Предавец, словенцы Иван Фрегл и Карл Новак, боснийцы Исмет Поповац и Мустафа Мулалич. Помимо монархистов, в армии четников воевали югославские демократы, предвоенные члены Организации югославских националистов, антикоммунисты и антифашисты. Однако идеология национализма в армии четников была первенствующей, а иностранцев было ничтожно мало, что выливалось в итоге в массовые убийства католиков и мусульман.
Контролируемая четниками территория в 1942 году — «остров свободы» Михайловича (согласно данным журнала Time от июля 1942)

В 1942 году Антигитлеровская коалиция запланировала открыть второй фронт в Европе, и одним из вариантов высадки союзников было побережье Далмации. Тем самым Югославия стала потенциальным плацдармом и повысила своё стратегическое значение для союзников и стран Оси. Однако по причине вражды четников и партизан союзники не могли определить, кому именно оказывать помощь, чтобы потом не нарваться на недовольство местного населения и возмущение СССР. Агенты Управления специальных операций отправились в Югославию на разведку, чтобы узнать, кто же составляет ядро антинемецкого Движения Сопротивления.
Тем временем немцы начали борьбу с партизанами в Западной Боснии.
Операция по подавлению и разгрому партизан в Боснии получила кодовое имя «Вайсс». Четники были привлечены к этой операции, получая огромную поддержку от итальянской армии (оружие, боеприпасы и иное снабжение). Согласно плану, немцы должны были взять партизан в кольцо, а четники численностью от 10 до 20 тысяч человек должны были нанести мощный удар по партизанам на побережье реки Неретва. Эта операция состоялась с февраля по март 1943 года и вошла в историю как битва на Неретве. Партизанская армия, однако, сумела оказать достойное сопротивление противнику и вырвалась из кольца окружения. Стремительная атака партизан привела к разгрому итальянских сил, а четники потеряли огромное количество солдат и потеряли контроль за западной Дриной. После операции генерал Александер Лёр обвинил Драже Михаиловича в срыве операции и назвал того обманщиком.
Тем временем союзники свернули планы по высадке на Балканах и приняли решение оказывать помощь партизанам. На Тегеранской иЯлтинской конференциях Уинстон Черчилль и Иосиф Сталин договорились о будущем послевоенном обустройстве Югославии: переходное югославское правительство, которое должен был возглавить Иосип Броз Тито, было решено включить как министров королевского правительства Югославии, так и деятелей Коммунистической партии Югославии, которые руководили партизанской армией.
Переход четников на сторону немцев
Сепаратные переговоры между Югославскими войсками на родине и вермахтом

Зоны действия командиров четников во время перемирия с немцами на 1943 год
После капитуляции Италии немецкие войска, разоружив итальянцев, мгновенно заняли территорию вышедшей из войны страны, а формирования четников немедленно установили контакт с немецким командованием. В течение августа 1943 года немцы полностью реорганизовали свои силы на Балканах. 24 августа 1943 со стороны Министерства иностранных дел Германии Герман Нойбахер был назначен уполномоченным послом на Балканах.
Тем временем четники на родине также изменили свою структуру: Милешевский воевода Воислав Лукачевич 19 ноября 1943 подписал с Нойбахером договор о сотрудничестве и перемирии. Некоторые воеводы четников также подписали несколько соглашений о прекращении противостояния. Фактически во время боёв НОАЮ за всю территорию Сербии четники выступали на стороне немцев и их сателлитов. Союзники, перехватывая радиопереговоры, депеши и ведя разведку на уровне представителей британской военной миссии на Балканах, вскоре узнали подробно о том, как четники перешли к врагам. В декабре 1943 года все отношения между Антигитлеровской коалицией и четниками были разорваны, а вскоре и король Пётр II со своим правительством в изгнании отказался от поддержки четников.
Причиной изначальной поддержки четников союзниками были их антикоммунистические настроения, поскольку в случае победы партизан Югославия уходила в советскую зону влияния. Союзники планировали высадиться на Балканы по причине стратегической важности этого региона, однако им важно было узнать, кто на самом деле возглавляет движение Сопротивления. Именно для этой цели британские войска отправили в Югославию свою военную миссию. На Тегеранской конференции в 1943 году Сталин и Черчилль договорились не открывать там второй фронт, но и параллельно обсудили возможные сферы влияния в стране. 16 июня 1944 между представителями королевской власти и партизанами было подписано Висское соглашение, более известное как договор Тито — Шубашича, по которому после войны в Югославии формировалось временное коалиционное правительство. В документе сербов, хорватов и словенцев призывали не поддерживать четников, а перейти к партизанам. 29 августа 1944 Пётр II Карагеоргиевич, окончательно разочаровавшись в четниках, снял Михаиловича с должности главнокомандующего Югославских войск на родине, а 12 сентября личным указом назначил Иосипа Броза Тито верховным главнокомандующим всех сил Движения Сопротивления.
Четники и СССР
Михайлович, несмотря на свои антикоммунистические убеждения, с уважением относился к СССР и восхищался мощью Красной Армии: летом 1941 года Михайлович выражал надежду на то, что советская армия отобьёт наступление немцев и к осени захватит Румынию и дойдёт до Югославии. Ради помощи советской армии Михайлович личным приказом запретил четникам вступать в бои против советских солдат. Когда части Красной Армии вступили на территорию оккупированной Югославии, Михайлович предписал четникам обратиться к территории Словении и выдавить оттуда титовских партизан, но не трогать русских союзников. Сами советские солдаты удивлялись тому, что четники не вступают с ними в бой (в течение всей войны аналогично отказывались отправлять свои войска против красноармейцев даже Милан Недич и Димитрие Лётич).
Примеров помощи четников советской армии насчитывается довольно немало. Так, Властимир Весич, командир Делиградского корпуса, первым установил контакт с советскими частями (52-я стрелковая дивизия 2-го формирования). Дабы избежать расправы, некоторые из четников убедили советских политруков, что титовцы на самом деле являются троцкистами, против которых и вели боевые действия четники. Также неоспоримым является факт помощи четников советским войска в борьбе за город Крушевац, когда четники вынудили капитулировать немецкий гарнизон города, передав пленных советским солдатам. Подполковник Драгутин Кесерович, воевода Расинский, после освобождения города даже встретился с полковником Патовкиным, одним из советских военачальников.
Но были и те, кто считал советских солдат своими врагами. В октябре 1944 года близ села Михайловац (недалеко от города Неготин) группа офицеров 19-й стрелковой дивизии была убита четниками. Крестьяне обнаружили, что у каждого из офицеров было перерезано горло, что и указывало непосредственно на деяния четников. После этого советские командиры приняли решение не брать в плен оказывающих сопротивление четников и уничтожать их на месте. В плен всего в итоге попало только 3 тысячи человек.
Действия четников в 1945 году
К концу войны движение четников потерпело полный крах: почти все активные сторонники были убиты или попали в плен (часть четников ушла на север, чтобы сдаться в плен британским и американским войскам). Михайлович и несколько его верных сторонников (в том числе и отец Радована Караджича) были схвачены титовскими партизанами при попытке уйти на Равну-гору. В марте 1946 года Михайлович был осуждён за сотрудничество с нацистами и многочисленные военные преступления против мирных жителей, а в июле был казнён.
Коллаборационизм четников во Второй мировой войне, Военные преступления четников во Второй мировой войне
Четники довольно значительное время сотрудничали с немцами и итальянцами: в оккупированной Сербии на Милана Ачимовича и Милана Недича четники оказывали довольно сильное влияние и всячески помогали немецкой администрации в борьбе с партизанами.
Вместе с тем четники старались замести следы своего сотрудничества с нацистами, активно воюя против усташей.
Довольно много групп югославских королевских солдат называли себя четниками: одна из таких групп стала известна как четники Косты Печанаца под руководством воеводы Константина Миловановича. В 1944 году Печанац был казнён судебной «чёрной тройкой» четников по обвинению в попытке выдать Драголюба Михаиловича сербским оккупационным властям и получить за него вознаграждение. Четники Михаиловича при Милане Недиче вместе с тем действовали на легальных основаниях и участвовали в борьбе против партизан.
В Хорватии четники под руководством священника и воеводы Момчило Джуича в борьбе против усташей заручились поддержкой итальянцев, которые часто, как и немцы, приходили в ужас при виде зверств усташей. Четники записывались в Добровольческую антикоммунистическую милицию и участвовали в борьбе против партизан. Порядка 30 тысяч человек снабжались итальянцами с одобрения командира 2-й армии Марио Роатта.
Военное снабжение четников
Вопрос о том, каким образом югославские части получали своё оружие, до сих пор является предметом споров. В социалистической Югославии утверждалось, что партизаны располагали оружием, которое им удалось захватить со складов ещё до того, как его конфисковали немцы и итальянцы, а также иногда добывали его в бою; что касается четников, то, по заявлениям историков Югославии, их якобы снабжали оружием немцы и итальянцы. Четники, в свою очередь, заявляют, что у партизан оружия было вполне достаточно, а испытывали недостаток в вооружении и припасах именно монархисты, которые вынуждены были просить о помощи западных союзников (к слову, они поставляли оружие и партизанам, и четникам). Снабжение четники получали от итальянцев до 1943 года, а от немцев начали его получать после капитуляции Италии, но не постоянно.
Обычный среднестатистический солдат армии четников был оснащён в 1930-е годы винтовкой, револьвером, кинжалом и рядом гранат. Личное снаряжение было минимальным. Акцент при его обучении делался на психологическую подготовку. Ближе к началу войны были подготовлены новые подразделения югославской армии, обученной для борьбы со шпионами противника и проведения диверсий. Фактически это был своеобразный югославский спецназ. Такие четники были оснащены винтовкой со штыком, зажигательной гранатой и кастетом. В их снаряжение входили штаны, гимнастёрка, накидки и горные ботинки, а сами они были обучены прыгать с парашютом и ходить на лыжах.
Основным оружием четников во Второй мировой войне служила винтовка Mauser M1924, известная также как M24 FN: это был югославский вариант легендарной немецкой винтовки Mauser 98k. Производство подобных винтовок велось с 1940 года: часть винтовок использовалась и югославскими партизанами. А основным холодным оружием четников стал легендарный штык-ножM1910/24, который прилагался к винтовке. Его рукоятка внешне напоминала рукоять турецкого кинжала, и нож иногда называли ножом гвардии короля Александра (по причине ошибок переводчиков его иногда называют «гвардейским ножом»). На ножнах для этого штык-ножа изображался череп с костями, как на знамени четников. Таким холодным оружием были оснащены так называемые «колячи» — четники, которые лично казнили предателей, пленных и шпионов. Они просто перерезали горло приговорённым к смерти. Помимо этой винтовки, у четников также были на вооружении чехословацкие копии «маузеров» типа Vz.24.

Какой вывод можно сделать, если взглянуть на картину вцелом?  Четники - ярые антикоммунисты. И, всегда были на стороне антикоммунистических сил, кроме случаев, когда им деваться было некуда и нужно было политически маневрировать, надеясь на милость победителей - советской армии, чтобы спасти свои шкуры. И спасали они свои шкуры, сдаваясь в плен Западным антикоммунистическим союзникам.  Шакалы.  И вот эти шакалы – 5-я колонна, которые ненавидят коммунистов больше укрофашистов, приехали к Стрелкову «спасать» ДНР, в рядах которых есть коммунисты. Как они спасали Сербию - смотри выше: "Идем на союз с любыми силами(фашистами, либералами), чтобы создать свою вотчину, только не с коммунистами. Перед побеждающей силой - коммунистами, виляем хвостом и говорим, что мы за все хорошее, вы нас не так поняли". И вот с этой пятой колонной в тылу, ополченцам можно воевать против фашиcтов?

П.С. Материалы подготовил Иван Ворсин, историк-аспирант  из АГУ.

Тайная война против Советской России. Год: 1947 Авторы: Сейерс Майкл, Кан Альберт

Оригинал взят у theblackskif в Тайная война против Советской России. Год: 1947 Авторы: Сейерс Майкл, Кан Альберт
Это отрывок из книги Сейерса и Кана -Тайная война против Советской России. Решил его выложить поскольку надоело слушать и видеть как всюду говорят толькоо <<большевистком терроре>>. Кстати, террор во время Гражданской начали именно белые:
Алексей Щербаков

Гражданская война. Генеральная репетиция демократии.

...Не все знают, что террор Гражданской войны начался в Москве. Причем

не со стороны красных, а со стороны их противников. Солдаты

56-го полка, поддавшись уговорам Рябцова, сдали юнкерам Кремль - и

были расстреляны. Непонятно зачем. Они не бьmи особо упертыми революционерами

- так, сбоку припека. Но вот такая психология у <<рьцарей

белой мечты» - «дави взбунтовавшееся быдло».
------


ТАЙНАЯ ВОЙНА
ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ РОССИИ М.: Государственное издательство иностранной литературы, 1947.
Тайная война против Советской России
Год: 1947
Автор: Сейерс Майкл, Кан Альберт
Переводчик: Пер. с англ. А. Гуровича, Б. Калашниковой, М. Лорие, Н. Касаткиной, В. Рубина
Жанр: Политика.
Издательство: Москва: Государственное издательство иностранной литературы

THE GREAT CONSPIRACY. The Secret War against Soviet Russia.
By Michael Sayers and Albert E. Kahn. 1946


СИБИРСКАЯ АВАНТЮРА
1. Aide memoire1
2 августа 1918 г., в день, когда английские войска высадились в Архангельске, генерал-майор армии Соединенных Штатов Вильям С.Гревс, командовавший 8-й дивизией в лагере Фремонт, Пало Альто, штат Калифорния, получил срочную шифрованную телеграмму из Вашингтона. Расшифровав первую фразу, он прочел:
Ни вашим офицерам, ни кому другому не сообщайте о содержании этой депеши.
Далее генералу Гревсу предлагалось "выехать из Сан-Франциско ближайшим и самым скорым поездом в Канзас-сити и там в Балтимор-отеле встретиться с военным министром".
Причины такого срочного вызова в Канзас-сити не указывались, и нельзя было понять, надолго ли Гревса отзывают с его поста.
Но старый солдат не задает вопросов там, где они явно нежелательны. Генерал Гревс быстро уложил кое-что необходимое в небольшой чемодан, и через два часа экспресс уже уносил его из Сан-Франциско на восток.
В Канзас-сити его ждал на вокзале военный министр Ньютон Д.Бейкер. Он сказал, что очень спешит - через несколько минут отходит его поезд, - и торопливо объяснил генералу, зачем его вызвали на это загадочное свидание. Военный департамент назначает Гревса командующим американскими экспедиционными силами, которые немедленно отправляются в Сибирь.
Затем министр передал генералу Гревсу запечатанный конверт и сказал: "Здесь указано, какую политику Соединенных Штатов вы должны проводить в России. Будьте осторожны: вам придется ходить по яйцам, заряженным динамитом. Прощайте, и да благословит вас бог".
Вечером, оставшись один в номере отеля, генерал Гревс распечатал конверт. Там оказался меморандум на семи страницах под заголовком "Aide memoire". Меморандум был без подписи, но в конце его значилось: "Государственный департамент. Вашингтон. Июля 17, 1918 г."
Начинался "Aide memoire".с ряда общих мест на тему о том, что "все чаяния американского народа устремлены к победе". Соединенным Штатам, говорилось далее, следует всеми возможными способами "беззаветно сотрудничать" с союзниками против Германии. А затем следовало главное:
После долгого и тщательного обсуждения общего положения в России правительство Соединенных Штатов пришло к твердому и ясному выводу, что военная интервенция не облегчит, а лишь усугубит сложную нынешнюю обстановку в России, не улучшит, а скорее ухудшит ее, и не будет содействовать осуществлению нашей главной цели - добиться победы над Германией. Поэтому правительство не может ни принять участия в такой интервенции, ни дать на нее принципиального согласия.
Это была ясно и четко изложенная позиция, которую генерал Гревс полностью одобрял. Так для чего же его посылают командовать американскими войсками на территории России? В недоумении он продолжал читать:
С точки зрения правительства Соединенных Штатов военные действия в России допустимы только с тем, чтобы помочь чехословакам собраться воедино и приступить к успешному сотрудничеству с их братьями-славянами...
Чехословаки? В России?
"Я лег в постель, - писал генерал Гревс много лет спустя в своей книге "Американская авантюра в Сибири", - но не мог уснуть и все гадал, что предпринимают другие государства и почему мне хотя бы в общих чертах не сообщили о том, что делается в Сибири".
Знай генерал Гревс ответы на вопросы, которые не давали ему уснуть, эта летняя ночь в Канзас-сити прошла бы для него куда более тревожно.
2. Десанты во Владивостоке
При феодальном царском режиме необъятная и сказочно богатая Сибирь в большой мере оставалась неосвоенной. Обширные пространства этой огромной страны, протянувшейся от Урала до Тихого океана и от Афганистана до Арктики, вообще не были заселены. По этой пустыне проходила одноколейная Сибирская железная дорога - единственная линия связи между западом и востоком. Контроль над этой магистралью и узкой полосой земли по обе ее стороны означал контроль над азиатской Россией, то есть над целым континентом, чрезвычайно важным как по его богатствам, так и по стратегическому положению.
В середине лета 1918 г. Рэймонд Робинc, направляясь на восток по Сибирской дороге, видел на запасных путях множество эшелонов с чехословацкими солдатами. Насильно загнанные в австро-венгерскую армию, чехи незадолго до революции стали в огромных количествах переходить к русским. Командование царской армии составило из них чешский корпус, который бок о бок с русскими сражался против австрийцев и немцев. После падения Керенского советское правительство разрешило отправить чешских солдат во Владивосток, где они должны были погрузиться на суда и, обогнув земной шар, влиться в войска союзников на Западном фронте. Более 50 тыс. их находилось в разных пунктах на всем протяжении железной дороги от Казани до Владивостока.
Чешские солдаты верили, что их везут в Европу сражаться за независимость Чехословакии, но их командиры - реакционно настроенные генералы Гайда и Сыровы - мечтали о другом. По сговору с некоторыми государственными деятелями союзных стран они готовились использовать чешских солдат для свержения советской власти.
Соглашение между союзниками и советским правительством предусматривало, что чехи во время следования по советской территории должны сдать оружие советским властям. Но 4 июня 1918 г. посол Дэвид Фрэнсис в частном письме известил своего сына, что попытается "не допустить разоружения чешских солдат", и далее писал:
Если не считать того, что государственный департамент выразил мне одобрение, я не имею от Вашингтона ни указаний, ни полномочий на то, чтобы советовать этим солдатом ослушаться приказа советского правительства. Однако мне и раньше случалось рисковать.
По приказу генералов Гайда и Сыровы чехи отказались сдать оружие и снаряжение советским властям. Мятежи начались одновременно по всей линии Сибирской дороги. Хорошо обученные и оснащенные чешские части захватили ряд городов, свергли местные советы и заменили их антисоветскими властями.
В первую неделю июля генерал Гайда с помощью русских контрреволюционеров осуществил переворот во Владивостоке, На улицах были расклеены прокламации, подписанные адмиралом американского флота Найтом, вице-адмиралом японского флота Като, полковником Понсом из французской миссии и комендантом захваченного города - капитаном чехословацкой армии Бадюрой. Население извещалось, что интервенция союзных держав предпринята "в духе дружественного сочувствия к русскому народу".
22 июля, через пять дней после того, как в государственном департаменте США был составлен "Aide memoire". о необходимости отправки американских войск в Сибирь для содействия эвакуации чешских войск, американский консул в Москве Де Витт Пуль2 послал американскому консулу в Омске шифрованную телеграмму такого содержания:
Можете конфиденциально сообщить чехословацким начальникам, что впредь до новых распоряжений союзники рекомендуют им из политических соображений сохранять ныне занимаемые позиции. С другой стороны, не следует мешать нм действовать в связи с военными требованиями обстановки. Желательно, чтобы они в первую очередь добились контроля над Сибирской дорогой, а кроме того, если эти две задачи совместимы, сохранили контроль над территорией, ныне им подчиненной. Доведите до сведения французских представителей, что французский генеральный консул присоединяется к вышеизложенным указаниям.
Союзные державы вторглись в Сибирь летом 1918 г. якобы для спасения чехов от ничем не спровоцированных нападений Красной армии и вооруженных большевиками немецких военнопленных. С начала весны английские, французские и американские газеты пестрили сенсационными сообщениями на тему о том, что большевики вооружают "десятки тысяч немецких и австрийских военнопленных в Сибири" для борьбы с чехами. "Нью-Йорк таймс" писала, что в одном только Томске красные снабдили оружием и боеприпасами 60 тыс. немцев.
С разрешения советских властей в Сибирь для проверки правильности этих обвинений выехали капитан Хикс из английской службы разведки, капитан Уэбстер из американской миссии Красного Креста и майор Дрисдэйль - американский военный атташе в Пекине. После тщательного обследования лагерей, длившегося несколько недель, все трое пришли к одному выводу: вооруженных немецких и австрийских пленных в Сибири нет. Приведенные обвинения, как заявили все три офицера, - сплошной вымысел, имеющий целью вовлечь союзников в интервенцию против Советской России3.
3 августа 1918 г. во Владивостоке высадились английские войска.
"Мы пришли, - возвестило английское правительство в своем обращении к русскому народу от 8 августа, - чтобы помочь вам спасти вашу страну от расчленения и разорения, которыми вам угрожает Германия... Мы торжественно заверяем вас, что не оставим себе ни пяди вашей территории. Судьба России в руках русского народа. Он, и только он, может выбрать себе форму правления и разрешить свои социальные проблемы".
16 августа высадились первые американские десанты.
"Военные действия в России, - заявлял Вашингтон, - допустимы сейчас лишь для того, чтобы оказать посильную защиту и помощь чехословакам против вооруженных австро-немецких военнопленных, которые нападают на них, а также, чтобы поддержать русских в их стремлении к самоуправлению и самозащите, если сами русские пожелают принять такую помощь".
В том же месяце высадили новые отряды японцы.
"Принимая это решение, - объявляло Токио, - японское правительство по-прежнему исполнено желания развивать прочные дружественные отношения и остается верным своей политике уважать территориальную целостность России и воздерживаться от какого бы то ни было вмешательства в ее внутренние дела".
Японское верховное командование заботливо снабдило японских солдат в Сибири русскими словариками, в которых против слова "большевик", объясненного как "барсук", значилось: "подлежит истреблению".
3. Террор на Востоке
1 сентября 1918 г. генерал Гревс прибыл во Владивосток, чтобы взять на себя командование американскими экспедиционными силами в Сибири. "Я сошел с парохода, - писал он впоследствии в своей книге "Американская авантюра в Сибири", - не составив себе никакого мнения о том, что следует и чего не следует делать. Я не был настроен враждебно ни к одной русской группировке и надеялся, что смогу в полном согласии сотрудничать со всеми союзниками".
В обязанности генерала Гревса, изложенные в "Aide memoire", входило: охранять Сибирскую железную дорогу, помогать чехам эвакуироваться из "Владивостока и воздерживаться от вмешательства во внутренние дела России.
Не успел он развернуть свой штаб, как к нему явился начальник чехов генерал Гайда с тем, чтобы сразу же осведомить его относительно положения дел в России. На русских нельзя действовать добротой и убеждением, сказал Гайда, "они понимают только кнут и штык". Чтобы спасти страну от окончательного хаоса, необходимо искоренить большевизм и поставить у власти военного диктатора. Гайда сказал, что на примете уже есть весьма подходящий человек на этот пост: адмирал Александр Васильевич Колчак, бывший офицер царского флота, который прибыл из Японии, чтобы организовать антисоветскую армию, и уже собрал в Сибири довольно большое войско. А пока что генералу Гревсу надлежит помогать чехам и другим антисоветским элементам драться с большевиками.
Затем Гайда представил генералу Гревсу план немедленного похода к Волге и захвата Москвы с востока. Он не скрыл, что этот план уже одобрили его французские и английские советчики, а также представители государственного департамента США.
Генерал Гревс повторил приказ, полученный им от его правительства, и заявил, что намерен выполнить его. Пока он занимает свой пост, ни один американский солдат не будет использован в боях против большевиков или в какой-либо затее, связанной с вмешательством во внутренние дела России...
Разъяренный Гайда выбежал вон. Вскоре к генералу Гревсу явился новый важный посетитель - генерал Нокс, бывший патрон Корнилова, а теперь - командующий английскими войсками в Сибири.
- О вас ходит слава, что вы друг бедных, - предостерег он генерала Гревса. - Разве вы не знаете, что это не люди, а свиньи?

Генерал Гревс отличался тем, что Рэймонд Робинc называл "трезвым умом". Он привык обо всем составлять себе собственное мнение. Поэтому он решил добиться верных сведений о положении в Сибири. Его офицеры службы разведки выехали в ряд районов, и скоро к нему стали поступать подробные донесения. Изучив их, Гревс пришел к следующему выводу:
Слово "большевик", как его понимали в Сибири, относилось к большей части русского народа, а следовательно, использовать против большевиков войска или вооружать, снаряжать, кормить, одевать или снабжать деньгами белогвардейцев, чтобы те с ними воевали, - политика, абсолютно не совместимая с "невмешательством, во внутренние дела России".
К осени 1918 г. количество английских войск в Сибири достигло 7 тыс. Еще 7 тыс. английских и французских офицеров, техников и солдат состояло при Колчаке для помощи в обучении и снаряжении белогвардейской армии. Англичанам и французам помогали 1500 итальянцев. Под командованием генерала Гревса было около 8 тыс. американских солдат. Но больше всего войск имели в Сибири японцы, помышлявшие о полном ее захвате: число их солдат превышало 70 тыс.
В ноябре Колчак с благословения англичан и французов объявил себя диктатором Сибири. Адмирал - раздражительный человечек, о котором один из его коллег писал: "больной ребенок... безусловно неврастеник... вечно под чужим влиянием", - обосновался в Омске и стал именовать себя "верховным правителем России". Бывший царский министр Сазонов, называвший Колчака "русским Вашингтоном", незамедлительно стал его официальным представителем во Франции. В Лондоне и в Париже ему расточали похвалы. Сэр Самюэль Хор снова объявил во всеуслышание, что Колчак - "джентльмен". Уинстон Черчилль утверждал, что Колчак "честен", "неподкупен", "умен" и "патриот". "Нью-Йорк таймс" видела в нем "сильного и честного человека", опирающегося на "прочное и более или менее представительное правительство".
Союзники, а в особенности англичане, щедро снабжали Колчака боеприпасами, оружием и деньгами. "Мы отправили в Сибирь, - гордо сообщал генерал Нокс, - сотни тысяч винтовок, сотни миллионов патронов, сотни тысяч комплектов обмундирования и пулеметных лент и т. д. Каждая пуля, выпущенная русскими солдатами в большевиков в течение этою года, была изготовлена в Англии, английскими рабочими, из английского сырья и доставлена во Владивосток в английских трюмах".
В России в то время распевали песенку:
Мундир английский,
Погон французский,
Табак японский,
Правитель Омский!

Генерал Гревс не разделял восторга союзников в отношении адмирала Колчака. Каждый день офицеры его разведки снабжали его новыми сведениями о царстве террора, которое учредил Колчак. В армии адмирала было 100 тыс. солдат, и новые тысячи людей вербовались в нее под угрозой расстрела. Тюрьмы и концентрационные лагери были набиты до отказа. Сотни русских, осмелившихся не подчиниться новому диктатору, висели на деревьях и телеграфных столбах вдоль Сибирской железной дороги. Многие покоились в общих могилах, которые им приказывали копать перед тем, как колчаковские палачи уничтожали их пулеметным огнем. Убийства и грабежи стали повседневным явлением. Один из помощников Колчака, бывший царский офицер по фамилии Розанов, издал такой приказ:
1. Занимая деревни, ранее занятые бандитами (советскими партизанами), требовать выдачи вожаков движения, а там, где вожаков не удается найти, но имеется достаточно данных, свидетельствующих о их присутствии, расстреливать каждого десятого жителя.
2. Если при прохождении войск через город население не сообщит войскам о присутствии противника, взимать денежную контрибуцию без всякой пощады.
3. Деревни, население которых оказывает нашим войскам вооруженное сопротивление, сжигать, а всех взрослых мужчин расстреливать; имущество, дома, телеги и проч. конфисковать для нужд армии.
Рассказывая генералу Гревсу об офицере, издавшем этот приказ, генерал Нокс сказал: "Молодец этот Розанов, ей-богу!"
Наряду с войсками Колчака страну разоряли шайки бандитов, получавших финансовую поддержку от Японии. Главными их вожаками были атаман Григорий Семенов и Калмыков.
Полковник Морроу, командовавший американскими войсками в Забайкальском секторе, сообщил, что в одной деревне, занятой семеновцами, были злодейски убиты все мужчины, женщины и дети. Одних перестреляли, "как зайцев", когда они пытались бежать из своих домов. Других сожгли заживо.
"Солдаты Семенова и Калмыкова, - рассказывает генерал Гревс, - пользуясь покровительством японских войск, рыскали по стране, как дикие звери, грабя и убивая мирных жителей... Всякому, кто задавал вопросы об этих зверских убийствах, отвечали, что убитые были большевики, и, по-видимому, такое объяснение всех удовлетворяло".
Генерал Гревс не скрывал отвращения, которое вызывали у него злодеяния антисоветских войск в Сибири, чем заслужил враждебное отношение со стороны белогвардейского, английского, французского и японского командования.
Американский посол в Японии Моррис во время своего пребывания в Сибири сообщил генералу Гревсу, что получил из государственного департамента телеграмму о необходимости оказания поддержки Колчаку в связи с американской политикой в Сибири. "Вот видите, генерал, - сказал Моррис, - придется вам поддерживать Колчака".
Гревс ответил, что военный департамент не дал ему никаких указаний насчет поддержки Колчака.
- Этим ведает не военный, а государственный департамент, - сказал Моррис.
- Мною государственный департамент не ведает, - отвечал Гревс.

Агенты Колчака начали против Гревса травлю, чтобы подорвать его престиж и добиться его отозвания из Сибири. Стали распространяться слухи и выдумки, будто Гревс "обольшевичился", а его войска помогают "коммунистам". Пропаганда эта носила и антисемитский характер. Вот типичный образчик:
Американские солдаты заражены большевизмом. По большей части это евреи из нью-йоркского Ист-Сайда, которые постоянно затевают беспорядки.
Английский полковник Джон Уорд, член парламента, состоявший при Колчаке политическим советчиком, публично заявил, что при посещении ставки американских экспедиционных сил он обнаружил, что "из шестидесяти офицеров связи и переводчиков более пятидесяти были русскими евреями".
Такого же рода слухи распространяли и некоторые соотечественники Гревса. "Американский консул во Владивостоке, - вспоминает Гревс, - изо дня в день без всяких комментариев передавал по телеграфу в государственный департамент клеветнические, лживые, непристойные статьи об американских войсках, появлявшиеся во владивостокских газетах. Эти статьи, а также поклепы на американские войска, распространявшиеся в Соединенных Штатах, строились на обвинении в большевизме. Действия американских солдат не давали повода для такого обвинения... но его повторяли сторонники Колчака (и в том числе генеральный консул Харрис) применительно ко всем, кто не оказывал Колчаку поддержки".
В самый разгар клеветнической кампании в штаб генерала Гревса явился посланный от генерала Иванова-Рынова, командовавшего колчаковскими частями в Восточной Сибири. Он сообщил Гревсу, что если тот обязуется ежемесячно давать армии Колчака 20 тыс. долларов, генерал Иванов-Рынов позаботится о том, чтобы агитация против Гревса и его войск прекратилась.
Этот Иванов-Рынов даже среди генералов Колчака выделялся как изверг и садист. В Восточной Сибири его солдаты истребляли все мужское население в деревнях, где, по их подозрениям, укрывали "большевиков". Женщин насиловали и избивали шомполами. Убивали без разбора - стариков, женщин, детей.
Один молодой американский офицер, посланный расследовать зверства Иванова-Рынова, был так потрясен, что, закончив свой доклад Гревсу, воскликнул: "Ради бога, генерал, не посылайте меня больше с такими поручениями! Еще бы немножко - и я сорвал бы с себя мундир и стал бы спасать этих несчастных".
Когда Иванов-Рынов оказался перед угрозой народного возмущения, английский уполномоченный сэр Чарльз Эллиот поспешил к Гревсу выразить ему свое беспокойство за судьбу колчаковского генерала.
- По мне, - свирепо ответил ему генерал Гревс, - пусть приведут этого Иванова-Рынова сюда и повесят вон на том телефонном столбе перед моим штабом - ни один американец пальцем не шевельнет, чтобы его спасти!